Яковлева Елена Пантелеевна

Из выступления Елены Пантелеевны Яковлевой, доктора искусствоведения, научного редактора раздела каталога, модератора презентации:

Дорогие друзья! Я поздравляю вас с выходом в свет этого мощного издания, состоящего из двух томов, — живописи и графики. Это результат очень большого труда, больших усилий целого коллектива, самое главное авторов вступительных статей. В числе наших замечательных авторов был Андрей Владимирович Толстой. Все произошло так внезапно, 11 февраля его не стало и в это трудно поверить всем нам. В последний раз я его видела, как раз на открытии выставки Тихомирова. Я нашла в своем архиве фотографии, которые я послала вместе с соболезнованием родным, и привезла сюда. Я бы хотела показать их вам, чтобы все мы вспомнили Андрея Владимировича…

Круглый стол, который должен был проходить сегодня под руководством Андрея Толстого в данных обстоятельствах изменит свою форму, и в рамках запланированной презентации мы поговорим о самом издании, что оно включает, какие материалы, статьи и попутно будем поднимать вопросы, которые были озвучены в информационном письме.

Каменская Елена Николаевна

Из выступления Елены Николаевны Каменской, искусствоведа, куратора выставки «Жизнь и театр Александра Тихомирова»:

Мне кажется, что последняя выставка Тихомирова и последний каталог очень созвучны, несмотря на то, что количество работ в каталоге значительно превышает количество работ в экспозиции. Тем не менее, у нас были схожие задачи, – показать во всем объеме творчество этого художника и дать возможность зрителям и специалистам увидеть во всей полноте его путь, его картины и составить свое личное впечатление об этом удивительном мастере.

Александра Тихомирова

Из выступления Александры Тихомировой, составителя альбома -каталога:

Издан двухтомник – том живописи и том графики, так как это две равнозначные части творчества художника. Он не менее сильный график чем живописец, поэтому пространства одного тома было бы недостаточно, чтобы представить все известные нам на сегодняшний день произведения. После проведенного исследования, я могу утверждать, что нам удалось собрать в данном издании приблизительно 60 процентов от всего наследия мастера. Многое находится в частных коллекциях по всему миру. Это издание рассчитано и на простого зрителя, и на специалиста – альбомная часть, где представлены наиболее интересные и выразительные произведения, и их крупные фрагменты, переходит в раздел научного каталога. В каталоге живописи представлено 222 произведения, в каталоге графики – 380. Репродукции сопровождаются подробным описанием, не только внешним (название, год создания, техника, размер), но и указанием коллекции, перечнем выставок, списком литературы. Так же здесь очень много произведений, которые публикуются впервые.

Валентина Моисеевна Бялик

Из выступления Валентины Моисеевны Бялик, искусствоведа, художника, музейного педагога, автора вступительной статьи к тому графики:

Когда были обнаружены изумительные, очень трагические серии листов, посвященных холокосту, Александра обратилась к одному очень достойному искусствоведу, чтобы она написала статью. Та дама сочла невозможным для себя прикоснуться к этой страшной теме, но она сказала, что знает человека, по фамилии Бялик. В своей статье я подчеркиваю, что Тихомиров русский человек, который сумел так прочувствовать ужас и боль всего, что происходило в Бабьем Яре и в Освенциме. Потом, когда готовилось это издание, ко мне вновь обратились с предложением написать о графике художника. Не скрою, я была в недоумении, потому что все, что я хотела сказать о графике Тихомирова я сказала в статье о холокосте, потому что самые скромные графические средства, которые он использует, включая авторучку, все приемы, которыми пользуется любой художник-график, начиная с самых древних времен до наших дней, — линия, пятно и штрих, обо всем этом я очень подробно рассказывала. Но Александра убежденно сказала, что я найду что сказать об остальной графике этого мастера и я погрузилась снова в этот материал, уже несколько с иных позиций, более подробно, так как я была в себе не совсем уверена.

Я специально сегодня пришла на час раньше, потому что вернисаж — это не место, где можно изучить полноценно творчество художника, он имеет совершенно другие задачи. И в этот час, когда никого не было, я все это еще раз изучила, прикоснулась. Мы не успели оценить по-настоящему Тихомирова при его жизни, хотя были те, кто его любил, кто его знал, ценил. Но трагедия заключается в том, что мы всегда после, — уже нет человека, а мы видим, какой это был гениальный мастер, насколько он шел впереди своего времени и как он из этого времени вырывался, создавая в картинах свой особый, таинственный мир.

Островский Григорий Андреевич

Из выступления Григория Андреевича Островского, советника Генерального директора ФКП «Росгосцирк», заместителя председателя Союза цирковых деятелей России, автора вступительной статьи к тому графики:

Я ничего не знал о творчестве Тихомирова до того счастливого часа, когда я попал на его выставку в музее Востока, и она меня мягко сказать поразила. К искусствоведению я имею весьма опосредованное отношение, я занимаюсь исследованиями в области Цирка. И у Тихомирова оказалось большое количество картин, посвященных Цирку. Я узнал, что в юношестве, в Баку, он работал в Цирке в качестве оформителя и это, видимо, с тех пор вошло в его жизнь и творчество. И еще меня поразило, что его картины о Цирке, это не какие-то повествовательные произведения, а это некие загадки и очень сложные ребусы. Это подвигло меня на глубокое осмысление значения изображения, почему художник именно в таком контексте изобразил некоторые вещи. И в итоге все вылилось в масштабный проект, – выставку «Игра в цирк», основой которой было задумано творчество Александра Тихомирова и других выдающихся художников ХХ в.

Рустамова Ирина Владимировна

Из выступления Ирины Владимировны Рустамовой, искусствоведа,
научного сотрудника отдела научной экспертизы Государственной Третьяковской галереи, автора вступительной статьи к тому живописи:

Поздравляю всех с этим замечательным изданием, не каждый художник бывает такого удостоен. Я познакомилась с его творчеством благодаря Александре, как, наверное, практически все здесь присутствующие. О его искусстве можно говорить часами, о его концепции, методах, которые он применял в живописи. У меня была возможность прикоснуться к этим картинам не на выставке, а в хранении и более подробно все изучить. Этот художник очень внимательно смотрел на то, что было сделано до него, он смотрел на художников особым взглядом творца, оценивая моменты, которые были ему интересны, чтобы внести их в свое творчество. И нельзя точно определить, на кого именно он смотрел в определенный момент, настолько он замечательно умел все это переработать, пропустить сквозь себя и родить что-то новое. Каждый находит в этих картинах что-то свое – цирковой артист одно, музыкант другое, люди, которые знакомы с теорией и историей символов прочитают его картины по-своему. Я счастлива, что наследие Тихомирова видит сейчас такое большое количество людей и я надеюсь, что эта выставка далеко не последняя.

Давыдова Ольга Сергеевна

Из выступления Ольги Сергеевны Давыдовой, кандидата искусствоведения, старшего научного сотрудника Научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств при Российской академии художеств, автора статьи «Трагическая пантомима: XX век Александра Тихомирова»:

Это новое издание – очень фундаментальное, это большой рывок вперед в плане осмысления творчества, и, конечно, та профессиональная информация, которая здесь заключена, безусловно даст большие перспективы для дальнейшего изучения. Та полемика, которая возникает в области концептуального осмысления художника, тоже дает благодатные перспективы, потому что в статьях как-то сущностно каждый автор подходит к проблемам, и там есть такие внутренние течения, которые возможно вызваны еще недостаточной изученностью пути мастера по десятилетиям, по периодам творчества. Потому что художник действительно многогранен в своих поисках, прежде всего в поисках формально-пластического языка. Я думаю, что сейчас очень важно правильно ввести Тихомирова в контекст истории отечественного искусства, потому что в связи с феноменом его творчества, мы можем говорить не только об особом направлении советского и постсоветского искусства, но и вообще в контексте русского искусства. В творчестве Тихомирова можно провести очень крупные лиги между искусством даже конца 19 века, русским, а также и современным искусством. Это важно, прежде всего, для понимания психологии самого художника, это его особый взгляд на процесс формирования истории искусства. Эта равноценность диалога художника с искусством разных времен. Поэтому возникают отдельные пластические реминисценции, с тем же искусством импрессионистов, постимпрессионистов. Во время выставки я столкнулась со сложностью восприятия искусства Тихомирова среди моих коллег, в связи с такими реминисценциями, это срабатывало как определенная заслонка, как ширма, которая сразу дистанцировала попытку увидеть и понять в чем самобытность преображения этих цитат. На мой взгляд Тихомиров был очень целостной личностью, и раздвоенности в его жизни не было между его монументальной деятельностью и деятельностью как художника. Одной из главных истин, которым научил Александр Осмеркин молодых художников, близких к нему, к его кругу, это мысль о том, что настоящий художник должен быть честен до конца в своих принципах прежде всего, как художник. И вот Тихомиров, на мой взгляд, совершенно не испытывал никакой двойственности. Здесь необычайная волевая сила, готовность отрешиться от участия в выставках, а мы все знаем, как это важно для художника.

Пожелание сохранить свою творческую индивидуальность проступает и в его работе как плакатиста. Здесь возникает сложнейшая задача художника-монументалиста, который был очень ограничен в средствах для воплощения этой своей профессиональной сферы деятельности. Образы вождей были настолько культивированы, засимволизированы уже, что здесь была возможность дать дистанцию в плане своей человеческой оценки и следовать исключительно художественному поиску.

Решетникова Ирина Леонидовна

Из выступления Ирины Решетниковой, кандидата искусствоведения, театроведа, независимого арт-критика, автора вступительной статьи к тому живописи:

Мне очень близок этот художник, потому что по мимо искусствоведческого образования, я театровед, театральный критик, и для меня эта тематика театра, сцены очень интересна и особенно интерпретация этого художника. Здесь можно много рассуждать и о философском осмыслении, и о символике, — предмет расшифровки игральных карт на картинах безумно интересен, понятно, что художник не случайно выбирал те или иные масти и эта дешифровка очень любопытна. Статьи о Тихомирове были мною написаны достаточно давно, и после я просмотрела огромное количество спектаклей и в них, вдруг иногда выплывали картины Тихомирова. И это при том, что режиссер совершенно не обязательно был знаком с его творчеством, но, тем не менее видишь некоторые сопряжения, мизансцены, которые изображал Александр Дмитриевич. Я недавно видела спектакль, который идет сейчас на сцене театра Вахтангова, – Минетти, о природе актера, о его усталости, опустошённости и это настолько перекликается с картинами, которые посвящены тематике театра и цирка, что возникает некоторое даже недоумение, как художник, который писал картины так много лет назад, вдруг неким образом, совершенно мистическим материализуется на сцене, не буквально, а когда ты каким-то седьмым чувством понимаешь, что это Тихомиров, Тихомировская мизансцена.

Подгорская Нелли

Из выступления Нелли Подгорской, руководителя издательства МАЕР, редактора-составителя альбома-каталога:

Очень сложно говорить о книге, когда она сделана, потому что она уже как бы отрывается от тебя, это уже совсем другой объект, другая вещь, и когда я смотрю на нее, уже не понимаю, как все это произошло, как это все делалось. Я хочу от всей души вас поздравить, поздравить всех наших замечательных авторов, проведена огромная работа. К нам в руки попал драгоценный материал и без полной вовлеченности такие вещи просто не получаются, ты сразу начинаешь жить этим автором. Я поздравляю Геннадия Анатольевича с выпуском этой прекрасной книги, и я очень надеюсь, что в дальнейшем, постепенно, об этом прекрасном художнике будет знать все больше и больше людей и посредством нашей работы тоже. Спасибо!

Матвеев Валерий Александрович

Из выступления Валерия Александровича Матвеева, доктора технических наук, профессора МГТУ им. Баумана, искусствоведа, коллекционера, мецената, близкого друга А. Д. Тихомирова:

Это большое событие в жизни России, потому что Александр Дмитриевич Тихомиров очень любил нашу родину, и он так и говорил, что обязательно выйдет его альбом, который принесет пользу России. Он очень ценил мое отношение к искусству и когда мы познакомились в начале 1970-х, он был практически затворником, никого не допускал в свою мастерскую. Я в то время очень увлекался авангардом, посещал множество мастерских, зал на Малой Грузинской, но меня все это не удовлетворяло, и мой друг, художник Ильин, привел меня в мастерскую Тихомирова на Балтийской. Я был потрясен, совершенно, с первого раза. С точки зрения инженера меня поразила его потрясающая динамичность, в то время я занимался динамикой, и мы делали несколько систем для противоракетной обороны, и там нужно было привнести много идеологии новой, именно вибрации, динамики. И я увидел в этих картинах необыкновенный темперамент, почувствовал вибрацию, которой была наполнена мастерская. И всегда звучала музыка… Он тогда посмотрел на меня и сказал: «У тебя хороший глаз, приходи ко мне, мы будем вместе творить». Иногда меня спрашивал – Как? Ну разве я могу советовать такому маэстро… Наша дружба продолжалась до конца его жизни, и самое интересное, что профессура МГТУ им. Баумана, была буквально сражена его искусством и многие профессора покупали картины, поддерживали Тихомирова. И так сложилось, что Геннадий Анатольевич Жигарев тоже выпускник МВТУ им. Баумана, и благодаря ему имя Тихомирова зазвучало в Русской культуре.

Вспоминаю, как Александр Дмитриевич приходил ко мне домой, иногда мы сидели всю ночь, много говорили об искусстве. Я понимал, что он необыкновенно талантливый человек, но то, что он столько знает об искусстве, — о музыке, о живописи, это было для меня совершенно поразительно. Он называл себя «неоклассиком», и я считаю, что он действительно классический художник. Если внимательно посмотреть – это не только какие-то символы, абстракции, это фундаментальное развитие современной живописи, и это особенно ценно. И он несет те идеалы, которые соответствуют современным идеалам.

Он говорил: «Я не хочу рисовать то, что вижу, это все равно, что подглядывать в замочную скважину, я хочу создать новый мир, театральный мир, пускай каждый себя чувствует в какой-то степени артистом». Его артистизм чрезвычайно важная черта, он сам был очень артистичен, но при этом естественен, – большие руки, выразительные жесты, мощный темперамент.

Шклярук Александр Федорович

Из выступления Шклярука Александра Федоровича, искусствоведа, художественного критика, дизайнера, издателя:

Я не исследователь творчества Тихомирова, я исследователь русского и советского плаката. Одной из сторон деятельности этого художника было монументально оформительское искусство, монументальный плакат. Александр Тихомиров представляет собой совершенно уникальное явление. Все трехчетвертные портреты Ленина, это ведь взгляд очень известного советского скульптора – Андреева, сделанные на плоскости. И Тихомировым был найден в этих скульптурных портретах тот самый психологизм, который был необходим, чтобы удержаться от негативного отношения к Ленину. То есть художник находил в такой официальной, обязательной работе и что-то гармоничное для себя. Тихомиров действительно поднял оформительское искусство на новую для того времени высоту.

Манана Валентиновна Попова

Из выступления Мананы Валентиновны Поповой, первого заместителя директора Московского музея современного искусства:

Я хочу нас всех поздравить с этим изданием, это большой успех. Это не просто альбом-каталог, это научное издание, огромная исследовательская работа и к этому нужно так относиться. Я должна поздравить всех авторов, всех участников, это уже второй проект, сделанный совместно с Фондом Тихомирова, и обязательно будут еще выставки, и круглые столы, и конференции, а это издание поступит и в библиотеки, и в институты нашей страны.  Спасибо всем большое!

07